Окончательность (экзамен)

      На экзамен собралось множество удивительных созданий, йоги, оккультисты, чернокнижники, экстрасенсы… Прибыл туда и Мэд.
Экзамен был классически прост. Нужно было всего-навсего остановить мчащийся на полном ходу поезд. Любым способом. Много новичков и шарлатанов погибло, не справившись с задачей. Настало время профессионалов.
Первым выступил специально приехавший из Австралии телекинетик. Поезд заскрежетал тормозами и остановился метров за пять до него.
В ответ на вопрос, как он это проделал, тот ответил:
– Я мысленно представил себе устройство двигателя, расположение тормозных колодок, потом спроецировал своё сознание в реальный поезд и задействовал тормозную систему. Всё просто, – улыбнулся он, но всем присутствующим было видно, как по нему градом стекал пот.
Вторым выступил пожилой некромант. Точный его возраст, как это часто бывает с адептами магии смерти, определить было почти невозможно.
Поезд остановился в паре метров от некроманта. Тест был пройден. Когда его спросили, каким образом он заставил поезд остановиться, тот слегка усмехнулся и спокойно сказал:
– Я увидел во мраке сердце машиниста и запретил ему биться. В итоге агонизирующий и теряющий контроль над своим телом машинист корчился в предсмертных муках. И тогда я вошел в его тело и заставил его схватиться за рычаг остановки…
И этот ответ был принят комиссией. Настала очередь Мэда.
Мэд вышел на железнодорожное полотно слишком поздно. Видно было, что поезд уже не остановить. Но Мэд был слишком упрям, чтобы отказаться от начатого.
Поезд пронзительно заскрежетал, и, в лучших традициях Голливуда, остановился в считанных миллиметрах от Мэда.
Спустя несколько минут, он рассказывал о своём способе. Видно было, что экзамен дался ему тяжело — Мэд был совершенно седым, и выглядел просто ужасно:
– Сначала я подумывал остановить поезд, замкнув тормоза, как это было сделано до меня. Но я понял, что недостаточно хорошо знаю устройство двигателя. Потом я хотел остановить сердце машиниста, но не смог, сочтя это негуманным. Я мог использовать любой способ, любую технику, опробованную здесь ранее, но предпочёл действовать своим способом.
– Поэтому, я просто представил, что позади меня стоит Она. Та единственная, в которой я обрёл, наконец, покой. И я сказал поезду, что не пропущу его ни на миллиметр позади себя…
И поезд остановился сам.